alexandr3 (alexandr3) wrote,
alexandr3
alexandr3

КПРФ добивается освобождения «Сербского Жукова»

Ратко Младича называют «Сербским Жуковым». В июле 1995 сербские войска под командованием Младича взяли город Сребреница, там находились мусульманские беженцы. Женщины и дети депортированы в Боснию, на территорию подконтрольную мусульманам. А вот мужчины допрошены на причастность к боевым действиям.
_______________________________
Эту историю рассказал мой сербский друг Стеван. Я записал ее без изменений и комментариев, которых может быть множество. Сообщения военных сводок тех лет, газет, информационных агенств, включенные в текст, только запутали бы дело. Подобные материалы, направленные скорее на моральную поддержку одной из воюющих сторон, чем на изложение истины, способны прояснить отдельные факты, но никак не помогают понять единого целого.
Целиком переданный от первого лица, этот рассказ в чем-то похож на былину. Нашу, русскую, об Илье Муромце. Тот же сюжет – герой, сиднем сидевший на печке в своем селе Карачарово, по зову Родины устремляется на битву с “погаными“ (разбойниками-головорезами). В то же время рассказ моего друга в высшей степени достоверен. Именно так воспринимал действия своего национального героя – генерала Радко Младича, мужественный и многострадальный народ сербов. Надеюсь именно так, прорываясь сквозь чернуху захваченных врагами России средств массовой информации, предстанет смелый боец за дело славян перед русскими.

-Ты что думаешь, генерал Младич - кровожадный вояка, лично ненавидящий мусульман Боснии? Да он их знать не знал и век бы не видел! Храбро отвоевав в Хорватии, проживал генерал в своем домике с садиком, далеко от Боснии, и только по просьбе тамошних сербов согласился возглавить их армию.
И войну он выиграл. Сербский вертолетный десант, захвативший господствующие высоты над столицей Сараево - без сомнения самая смелая и блестящая военная операция на Балканах.
Абзац боснийским туркам настал, а значит конец войне. Все коммуникации мы им перерезали, подвоз боеприпасов прикрыли, наша артиллерия с высот их приканчивала. Падение Сараево ожидалось со дня на день, правительство Изетбеговича паковало чемоданы бежать в Турцию. Так нет же, вмешалось НАТО. Мир и дружбу с бандюгами-террористами призвало устанавливать. А еще НАТОвцы заявили, что если сербы с господствующих высот не уйдут, не откроют дороги для подвоза гуманитарной помощи (читай – боеприпасов), нас начнут бомбить. И начали. Впервые после Второй Мировой Войны чужая авиация бомбила европейскую страну. Но всей международной общественности конечно же было наплевать. Она против антисемитизма и за права гомосексуалистов в это время боролась. В ООН ни одна сволочь-дипломат в нашу защиту слова не произнес!
Но генерал Младич и тут не растерялся! Приказал захватить натовских военнослужащих, которые не спросясь сербов, вошли в Боснию служить миротворцами. Сербы их несколько сотен без единого выстрела взяли! Эти Рембо, как только жареным запахло, в штаны наложили, оружие побросали и руки кверху тянули как миленькие. Наши их не обижали, но наручниками к своим орудиям и танкам приковали. Чтоб НАТО отвечало за свой базар: бомбить нас хотите – пожалуйста, но только вместе с миротворцами долбаными! Война есть война, ее без потерь не бывает. А выручать сидельцев надумаете, тоже хорошо! Приходите, выручайте! Англичане, американцы, немцы, итальянцы – все, сколько вас там есть. Вы – мужчины, и мы мужчины, мы умрем, но и ваших немало умрет вместе с нами!
Конечно, НАТО своих пленных выручать побоялось. Обманули сербов, переговоры начали, мирные соглашения подписали. Они мастера в дипломатии, в договоры играться. США со своими индейцами в 18-19 веке около 300 мирных соглашений подписали. Угадай, сколько из них американцы выполнили? Правильно, ни одного. Так же и на Балканах. Как только мы их солдат отпустили, все соглашения по боку пошли, нас бомбить сразу же начали. Подкинули оружия туркам, те в наступление поперли. С ними мы бы еще справились, но одна Югославия не может воевать против всего НАТО!
Политикам, президентам и депутатам, даже сербским, было хоть бы хны! Не им воевать! Они за столами переговоров с НАТО сидели, красивые слова говорили, ручки друг другу жали, кофеек с минералкой попивали. А Младич вместе с солдатами, в окопах, в жару-холод, под пулями турок и бомбами американцев перемирия расхлебывал!
Нельзя было пленных натовцев выпускать! Кормить надо было, сливовицей поить чтоб скучно не стало, но пусть бы до конца войны сидели! Когда игра пошла без правил, когда на мирное население и неприкосновенность границ Югославии всем наплевать, когда сербы да и наши враги турки и хорваты обречены умирать от лейкемии на земле засыпанной осколками бомб из необогащенного урана, тут не до правил джентельменского поведения.
С тех пор я всюду ношу с собой фото генерала Младича. Он – мой герой. На вот, погляди.
С фотокарточки смотрело на меня пронзительно-синими глазами решительное лицо крепко сбитого мужчины в защитного цвета военной униформе. Несмотря на немолодой возраст и наполовину седые волосы, вряд ли кто-либо решился назвать Младича пожилым. Генерал был снят во время разговора, неторопливо и жестко произносящим весомые слова. Манерой поведения, свободным и уверенным жестом сжимающей сигарету правой руки, Младич более всего походил на киногероя, такого как маршал Жуков в советском фильме “Освобождение”. Так и казалось, что сейчас, как во время Битвы за Берлин прозвучат гордые и не оставляющие недомолвок слова: “Никаких переговоров! Только безоговорочная капитуляция. Пленных будем принимать у Бранденбургских ворот!”
Стеван взял возвращенную мной фотокарточку и аккуратно спрятал в отделение бумажника. После минутной паузы, заговорил снова.
- И о сражении за Сребреницу я тебе расскажу. Да, сербы взяли штурмом этот город! Да, нами командовал генерал Младич. Да, после драки СНН всему миру прямо заявило, сербы – кровожадные звери, которых жалеть не стоит. Все западные информагенства, вместе с вашими телеканалами, принадлежащими Гусинскому-Березовскому и прочим демократам, этот приговор сербам повторили. Нас потом и не жалели. Но об этом потом. Речь о Сребренице.
После первых же боев, боснийские турки с Младичем воевать испугались. Попрятали оружие и частью сдались под охрану голландского ООНовского гарнизона, расквартированного в Сребренице, а частью разбрелись по домам. Турки вообще это любят, по ночам из автомата палить и мины ставить, а днем косить под мирных жителей, крестьян-пастухов зачуханных.
Но на сей раз трюк не удался. Голландцы из-за турок головой рисковать не захотели. Эвакуировались натовцы, а вся орава разодетых в военный камуфляж “мирных жителей” оказалась у нас в плену. Переловили мы и крестьян-пастухов в окрестности, тех, у кого все плечо в синяках от автомата. А уж как фотографии нашли, на которых они друг перед другом отрезанными головами сербов хвастались, тут шутки кончились. Сам понимаешь…
- Что ж вы с ними сделали?
- Да уж по головке не погладили. Вся демократическая общественность в истерике забилась – военные преступления! А какое тут преступление? Если ты стал солдатом, взял в руки автомат и пошел на войну убивать – не думай что противник не сможет ответить! Если ты воевать испугался, понадеялся на иностранцев-миротворцев и оружие бросил – это твои личные проблемы. Разговор будет коротким. По законам военного времени.
И вот, после Сребреницы, НАТО принялось за генералом Младичем систематически охотиться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments