alexandr3 (alexandr3) wrote,
alexandr3
alexandr3

Category:

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

Гляньте на фото Ольшанского! Может кто постарается меня убедить что он русский?
Перепост делаю не потому что согласен, а ради фотографии журналиста.

Originally posted by krukov_vasilii at Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ: О лживом фильме про Крым и управляемом национализме
Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ: О лживом фильме про Крым и управляемом национализме
Ольшанский Дмитрий РОНСФильм о возвращении Крыма, который снял Андрей Кондрашов. Этот фильм целую неделю обсуждают. Хотелось бы узнать Ваше мнение о фильме «Крым. Путь на родину». И вообще о тех событиях.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Мнение следующее: очень плохой фильм. Большая печаль, смотрел я это со смесью раздражения и тоски.

Удивительно. Процентов 80, скорее, наоборот, его оценили.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Очень лживый, пропагандистский, главное, что это муляж – если одним словом. Почему, рассказываю. Во-первых, символическая вещь важная – абсолютно мифическое, нововведённое пропагандой словосочетание «крымская весна». Никакой крымской весны не было – это называется Русская весна. И то, что пропагандисты в своих довольно понятных целях мягонько заменили русскую весну на крымскую, это говорит уже о многом. Второе: от тех событий осталось огромное количество видеоматериалов, очень интересных. В современном мире видеозапись может сделать каждый. Много эмоционально напряжённых кадров есть, которые вызывают слёзы, радость, бурю эмоций. В этом фильме минимальное количество видеозаписей происходивших событий. Зато вместо этого там огромное количество декоративных постановочных съёмок, где актёры изображают ополченцев или сторонников возвращения Крыма в вымышленных сценах, снятых специально для этого фильма, что является полным бредом. Зачем нужно делать муляж событий, когда есть такое количество реального материала? На этот вопрос есть очень простой ответ. С точки зрения нашей пропагандистской системы, наша реальная история, хроника, в том числе, патриотическая, выгодная нам и прекрасная, всё равно очень вредна и опасна, потому что показывает русского человека свободным, гражданином, который сам, добровольно, не дай Бог с оружием, или куда-то вламываясь, приходя на несанкционированные акции, делают свой выбор. И то, что он в пользу России, не имеет значения, потому что люди усваивают не только содержание того, что происходит, но им модель поведения. Они не показывают в фильме или показывают несколько секунд огромный митинг в Севастополе, очень важное событие, когда десятки тысяч людей вышли на несанкционированную акцию, направленную не только против Майдана, но и против проукраинского начальства Севастополя. На этом митинге и в следующие дни они силой отстранили начальство города, заставили их признать Алексея Михайловича Чалого народным губернатором, отбили его от сбушной альфы, которая пыталась его арестовать. Фактически взяли на себя первый этап событий русской весны в Севастополе.

То есть Вы считаете, что акценты не правильно расставлены?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Смысл, философия. Нельзя показывать настоящую историю, потому что она нам показывает, что русские люди могут собраться десятками тысяч сами, что-то сделать против начальства, вышибить двери, выбрать себе представляющего их интересы харизматического человека, который не является чиновником.

Про Чалого сказали, про митинг сказали.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Всё хитрее. Формально сказали. Но митинг в фильме занимает три секунды, а бессмысленные постановочные съёмки, где актёры изображают ополченцев, которые якобы ждут на вокзале в Симферополе какой-то поезд с бандеровцами, которые не приезжает – это полная клюква.

Поезд дружбы.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Не было поезда, бандеровцев – были актёры, которые это играют, это занимает много времени. Русские люди собрались огромной толпой в Севастополе и требовали, чтобы власти Севастополя ушли в отставку, чтобы Чалый возглавил город. Это нельзя показывать. Нельзя показывать, как они бьют майдановских агитаторов, сбрасывают и топчут украинские флаги, поднимают флаг России, потому что это живое агрессивное, активное действие, оно показывает русского человека опасным, свободным гражданином, а не тем, кто он есть в этом фильме: вялым, пассивным объектом отеческой заботы партии правительства, которая всё решит за него и облагодетельствует его. Это очень хитрая подмена. Вспомните, фильм начинается тем, что нам 15 минут показывают спасение Януковича, причём с большой симпатией, состраданием. Хотя Янукович не вызывает ничего, кроме брезгливого отвращения. И зачем нужно было его откуда бы то ни было спасать, у меня даже нет цензурных слов, чтобы сказать, что он сделал со своей страной. А нам показывают его спасение: спецназ, вертолёты, самолёты, корабли.

Он был законно избранным президентом Украины.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это трус, который сбежал из своей страны, бросив людей, и по вине которого возникла война, кровь, кошмар. И этого человека нам показывают с состраданием – почему? Потому что он – начальник. Начальник не может быть показан плохо, даже если он обгадился, извините за выражение. Можно сожалеть о его ошибках, сказать, что он, по сравнению с нашими, так себе, но мы должны показать, что нельзя бросать начальника в беде. Можно бросить Харьков, Одессу, а
начальника бросить в беде нельзя. И так всё. Есть очень понятная концепция, что есть пассивные, являющиеся объектом, послушные, советские по стилю, люди, которые за мир во всём мире, за всё хорошее, есть начальство, которое о нас заботиться, всё за нас решит. И есть постановочные съёмки, похожие на брежневскую историю, как при нём всё снимали, когда эти актёры, совершенно вегетарианские, лишённые живых эмоций, послушно маршируют в ту сторону, в которую партия и правительство сказали. Это полная подмена настоящей, живой, непредсказуемой свободной истории, которая случилась с Крымом и распространилась на другие регионы.

Фильм Вам не понравился. А то, как отметили, какое значение придали?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Тот же брежневский муляж.


А как надо было?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Мне было невероятно обидно видеть, как либеральная публика с огромным удовольствием смаковала записи, как раздавали деньги, как собирали по разнарядке группы от разных учреждений, хотя, казалось бы, такие счастливые события в нашей истории бывают раз в несколько десятилетий. Это событие поддержало почти вся страна, все были счастливы, я в том числе.

Вы пошли на концерт?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, конечно.

Почему?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это не моё. Это организовано властью абсолютно по законам, они сгоняют людей.

Дмитрий, Вы – представитель общества. Вы публицист, человек, который высказывается по самым острым вопросам, критикует, Вы могли взять на себя организацию альтернативного праздника?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Да.

Но почему Вы это не сделали?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Потому что это плохо кончится. У нас нельзя это делать. Это один из важнейших принципов функционирования нашей системы – здесь нельзя родину любить самостоятельно, добровольно им бесплатно. Это вызывает большие вопросы. Это не только в нашей системе, это и в советской было так. Марксисты в советском союзе тоже преследовались, точно также, как в царской России преследовали православные монархисты, которые были не по линии чиновников жандармов, были сами по себе. Лимонов тоже, он отсидел в тюрьме за свою деятельность. Он очень смелый человек, я не такой смелый. Я не очень готов психологически отправиться в тюрьму. Он отсидел ровно за то же самое, что произошло в последний год на Украине. Именно смысл того, что происходит и с этим фильмом, и с митингом, сводится к подмене живого чувства гражданского организованным спектаклем. Потому что только спектакль, с точки зрения системы, является безопасным.

«Сильный анализ», – комментирует Ваши реплики наш слушатель. – Только причина такого не верна. Делала этот фильм пятая колонна во власти, вот и испортила фильм, как смогла».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это не пятая колонна, это традиционный метод. Сталинская, дореволюционная, брежневская системы – замена любого патриотического чувства муляжом для бюрократии это обязательный момент. Если Вы будете снимать настоящие фильмы, устраивать настоящие митинги, это не предсказуемая история. Объявите по всем каналам телевидения: «Давайте на Красной площади будет митинг по поводу годовщины». Такие-то люди известные согласились участвовать, приходите. Разрекламировать, без денежных выплат, без разнарядки. Приходят туда свободные люди. Не исключено, что кто-то из них сможет свободно выйти к микрофону. Не исключено, что он может сказать: «Мы все счастливы возвращению Крыма, но как на счёт Донбасса, каково им сейчас видеть праздник, когда у них разрушены дома, у них нет пенсии».

Вы именно так смотрите на эту годовщину?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно. Я не вижу причины радоваться. Я рад за жителей Крыма, но для нас сейчас никакого праздника нет, потому что мы сейчас не победители, потому что невозможно смотреть с радостью, гулять и веселиться в ситуации, когда люди, с которыми мы испытываем не просто солидарность, а которые ничем не отличаются от нас. Они страдают так страшно, как только в Африке, наверно.

Игорь спрашивает: «А что Майдан, законный что ли? О чём Вы говорите? Крым-то исторически российский. Что Януковича отдать на растерзание? Что сейчас в Киеве власть легитимная? Вывод: Дмитрий – провокации».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это голос из телевизора. Причём тут Майдан? Я совершенно не об этом.

Вы говорили про Януковича, что его спасали. Вас спрашивают: его отдать на растерзание?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: А почему нет? Это его проблемы должны быть. Если человек всё предал из страха, что его забанят в Европе и на Западе, а его всё-таки забанили, он не заслуживает ничего, это его дело, где он будет мыкаться. Спасать нужно людей, которых там сажали, сажают, разгоняли, убивают. В ситуации, когда у нас была Одесса, трагедия в Мариуполе, в Константиновке, когда в Харькове бог знает что происходит, в Луганске чуть ли не с голоду умирают, а в этом время нам показывают: милый Янукович, мы тебя спасли, какое счастье! Это плевок в лицо. У меня много знакомых на Донбассе. Я видел, как им было неприятно видеть эту залепуху, с каким чувством они это смотрели, как это для них выглядит – это для них оскорбительно. Никакой не было крымской весны – это ложь, была Русская весна, единое движение. Митинги серьёзные начались в районе первого марта, в конце февраля в Донецке, Харькове. В Донецке Павел Губарев стал раскачивать ситуацию, в Харькове и Одессе, и не только. Это общее русское движение гражданское, которое возникло против Майдана. И когда нам сейчас отвечают, что есть отдельный сакральный Крым, который мы выбрали, спасли и всё прекрасно, замечательно и ещё у нас есть сакральный Янукович, которого мы тоже спасли, потому что сакральным является начальством.

Тут Вы утрируете.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я не утрирую, потому что нет ответа на вопрос, почему только Крым. Всё, про что нам рассказывают, это полная чепуха.

Год прошёл, нам что не замечать, не придавать значения?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нам надо думать о том, что у нас болит. Задача журналистов, аналитиков, думающих граждан о том, что болит, о проблемах. Мы живём в новом мире, нормальном, уже другом, в котором мы не будем петь ритуальные песни. А наша проблема в том, что большая часть нашего большого народа находится в ужасных условиях.

Люди в Донбассе не захотели голосовать за присоединение к России.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Чушь. Ложь.

Интервью полностью - http://rusnovosti.ru/posts/367975

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments