alexandr3 (alexandr3) wrote,
alexandr3
alexandr3

в Дамаске: "Я обязательно поправлюсь, я вернусь защищать людей. У этих... ничего не получится..

Originally posted by kolobok1973 at Первый рабочий день в Дамаске - 2

Начало здесь  http://kolobok1973.livejournal.com/1848945.html#comments

В оригинальном посте спрятаны под кат интервью с ранеными сирийскими солдатами, вот они:
Красивый солдатик, совсем мальчик лет восемнадцати, схватил в Забадани, пригороде Дамаска  шесть (!!!) пуль в грудь и в живот.  Недавно вышел из комы, глаза красные от кровоизлияний, дышит тяжело и прерывисто, этакий комок боли... Услышав, что посетители    -  русские, хватает нас за руки, целует, поливая наши руки слезами из поврежденных глаз, что-то быстро-быстро говорит.  "Я обязательно поправлюсь, меня поставят на ноги,   -   переводят нам доктора,   -   я вернусь защищать людей.  У этих... ничего не получится..."   Военный аналитик Владимир Евсеев держит мальчика за руку и тоже рыдает в три ручья   -  так они и плачут вдвоем...

В соседней палате   -  старший офицер  лет 45  с раздробленными костями ног.  Родился в Латакии  ("Как и Башар",   -   с гордостью отмечает нам), ранен был в Хомсе.  "Сейчас меня подлатают, и я туда вернусь. Я перед ранением подстрелил двух снайперов,  сейчас немножко оклемаюсь, и мало им не покажется".


После встречи с главой Антиохийского Патриархата Игнатием IV (Хазимом)  в его резиденции, скромно притулившейся на улице Канисе, рядом с Мирьямией    -      православной церковью святой Девы Марии    -  слегка пробежались по району Баб Шарки. Милая римская арочка, отделяющая "еврейский" квартал Харет аль-Яхуд от "французского",  открывает  торговый сук, который сначала открытый, а потом становится крытым.  На суке главное    -     не потеряться и не застрять там на полдня, ибо глаза разбегаются, а времени у тебя всего 15 минут.  А ещё действует золотое правило покупателя:  если сразу не купил, то потом хрен найдёшь:(. 

В этот раз российская делегация сидела в автобусе даже раньше объявленного срока, потому что предстоял нам путь в военный госпиталь "Тишрин", в котором лечат военнослужащих, раненных и покалеченных террористами.  На торговой улочке накупили сладостей и шоколадок    -      скрасить солдатам несладкие дни лечения и реабилитации.

В момент, когда въезжали на территорию госпиталя, во дворе сворачивали сирийские национальные флаги    -     утром торжественно попрощались с 32-мя умершими, спасти которых не удалось. 32 гроба, накрытых флагами. военный оркестр, плачущие родственники    -   всего этого мы не застали, нас сразу провожают в кабинет главврача. Главврач   -   обаятельнейший голубоглазый христианин с кустистыми брежневскими бровями    -     коротко рассказывает о госпитале, оперативной обстановке, географии поступления раненых, характере ранений.  Сын главврача   -    тоже медик-хирург в пушистой бороде, ходит с нами по палатам.  Отец с гордостью говорит, что сын собирается получать второе медицинское образование    -  поедет в Питер учиться на офтальмолога.  Вообще офтальмология   -   самая престижная в Сирии медицинская специальность (надеюсь, вы понимаете, почему:))). 
  




Надо сказать, понятия о безопасности в Сирии весьма странные.  Помимо запрета на фотографирование любых военных    -   военврачей, пациентов госпиталя, вообще любых    -    нас, например, просили не упоминать публично фамилию главврача, хотя в Дамаске каждая собака знает его в лицо, а на улице к нему подбегают люди пожать руку или обнять.  Имена главврача и его сотрудников упоминать нельзя, а они при этом ходят себе спокойно без какого-либо намёка на охрану.  Накануне нашего прибытия в Дамаск  город был потрясен наглым расстрелом бригадного генерала медицинской службы, который утром уходил на работу и задержался около машины во дворе, выслушивая наставления жены, с балкона инструктировавшей его о том, что надо купить на ужин.

На раненых трудно смотреть спокойно    -   слезы наворачиваются на глаза.  Наиболее тяжелые   -   под сильными обезболивающими, кто-то с ампутированными конечностями, кого-то сшивали буквально по кусочкам.  Лежат в "Тишрине" и солдатики, и офицеры в абсолютно одинаковых условиях.  Когда им говорят, что визитёры    -  русские, они оживляются, кто в состоянии    -   обнимает нас, пожимает руки, многие плачут, кто не может двигаться    -   широко распахивает глаза и улыбается, и все повторяют  "Шукран, Русийя, шукран!"  Благодарят за вето  -   по-арабски "вето" звучит как-то вроде "бито":).

Красивый солдатик, совсем мальчик лет восемнадцати, схватил в Забадани, пригороде Дамаска  шесть (!!!) пуль в грудь и в живот.  Недавно вышел из комы, глаза красные от кровоизлияний, дышит тяжело и прерывисто, этакий комок боли... Услышав, что посетители    -  русские, хватает нас за руки, целует, поливая наши руки слезами из поврежденных глаз, что-то быстро-быстро говорит.  "Я обязательно поправлюсь, меня поставят на ноги,   -   переводят нам доктора,   -   я вернусь защищать людей.  У этих... ничего не получится..."   Военный аналитик Владимир Евсеев держит мальчика за руку и тоже рыдает в три ручья   -  так они и плачут вдвоем...

В соседней палате   -  старший офицер  лет 45  с раздробленными костями ног.  Родился в Латакии  ("Как и Башар",   -   с гордостью отмечает нам), ранен был в Хомсе.  "Сейчас меня подлатают, и я туда вернусь. Я перед ранением подстрелил двух снайперов,  сейчас немножко оклемаюсь, и мало им не покажется". Этот не плачет, а поражает спокойной, даже несколько зловещей, уверенностью и флегматичностью.  Это явно не первое его ранение, а судя по его целеустремленности, не последнее...   Рядом с его кроватью сидит жена и красавица-дочка    -    обе блондинистые, белокожие, угощают нас апельсинами, улыбаются от уха до уха, а глаза при этом у обеих припухшие....

Сирийские больницы сильно отличаются от ливийских.  Они гораздо скромнее по части удобств и оборудования, зато укомплектованы первоклассными кадрами   -   своими, не привозными.  Многие врачи учились в СССР и России.  А вообще удушение санкциями ощутимо бьет по сирийской экономике, и здравоохранение тут отнюдь не является исключением.  Вечером в городе на пару часов  отключают электричество    -    экономия.  В госпитале без электричества невозможно: "пришлось поставить автономный генератор",   -  говорит главврач.

Очень много закрытых встреч и конфиденциальных разговоров останется за кадром,     -   соображения безопасности превыше всего.  Мы уже в Москве, а собеседники наши в Сирии, и их noblesse нас oblige... Темнеет в Дамаске рано    -   в пять вечера первые сумерки, в шесть часов уже тьма кромешная. Рядом с нашим отелем    -   круглая площадь с памятником в центре, там толпится народ с плакатами  и зажженными свечками, получается такой ручеек из огня.  На плакатах (написанных вручную фломастерами на ватмане)    -    "Спасибо, Россия!",  "Спасибо, Президент Путин!", "Спасибо, Лавров!" "Россия и Сирия    -   сестры навек!",  ну и, конечно, "«Алла! Сурийя! Башар у бас!»   -     «Аллах! Сирия! Башар и довольно!»  Мы зажигаем свечки, начинаем скандировать вместе с людьми.  Состав пикетчиков    -  самый пёстрый:  и хипстерского вида студенты и студентки, и простые женщины в хиджабах, и  дядьки из торгового квартала Баб Шарки, и вездесущие дети с размалёванными щёчками.  Саид произносит зажигательную речь на арабском и оказывается буквально задушен в объятиях тётками разных возрастов, на щеке у него отпечатки губных помад разных оттенков:))).  Меня подхватывают какие-то молодые парни и мы кричим что-то про "сёстры навек", а простого вида дядечка в свитере объясняет мне, что "Россия" и "Сирия" на арабском состоят из одних и тех же  букв....  Жена дядечки просит меня передать привет Рамзану Кадырову:))   -    она чеченка...

Насчет "Спасибо, Президент Путин!"    -  у меня сложилось впечатление, что 99% сирийцев действительно не в курсе, кто в России Президент.  И относится это отнюдь не только к простым пикетчикам в свитерах:)    -  на большинстве официальных встреч, а встречались мы с первыми лицами государства, это "Президент Путин" звучало постоянно:)), и только первый заместитель министра иностранных дел,  блестящий Фейсал Микдад, не допустил оговорки, сказав "будущий Президент Путин":)).

Древнейшая столица мира уже совсем погрузилась в вечернюю тьму, и перед тем, как поехать на встречу с уважаемым Фейсалом Микдадом в МИД, мы решили подняться на гору Касьюн    -    да-да, ту самую гору, на которой Каин убил Авеля ослиной челюстью,   -   чтобы посмотреть на ночной Дамаск в вечерней подсветке.

С горы Касьюн Дамаск выглядит так при свете (фотки не мои):



А мы увидели примерно это:



а Саид рассказывал, как поднимался на Касьюн пешком....   На Касьюне прохладно, и если  внизу мы хихикали над мёрзнущими жителями Дамаска, закутанными в пальто, толстые куртки и кашемировые шарфы в плюс шестнадцать    -    зима, фигли,    -     то на горе стало совсем не до смеха, и немножко поугадывав с высоты очертания знакомых сооружений, поехали вниз, на встречу в МИДе. 


Tags: military, Капитализм, ливия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments