alexandr3 (alexandr3) wrote,
alexandr3
alexandr3

Памяти ВОИНА. Друга ирландских, палестинских партизан и всех угнетенных. Врага князей мира сего.

Originally posted by vgil at Памяти ВОИНА

Памяти истинного сына ливийского народа…
Героя из слаборазвитой страны, где честь пока ценится дороже жизни.
Памяти Лидера…



PS:
Предательство — зло.
За обман доверия по Ясе Чингис-Хана была положена смерть.


И как это было до того  в Ираке.

СМЕРТЬ ФЕДДАИНОВ

Пыльный, раскаленный город под дымным от горящих нефтяных скважин небом. Вечный песок на зубах и во всех складках пропитанной потом формы, искусанные пустынной мошкой, саднящие, покрывшиеся багровыми нарывами уши и шея. Стертые в кровь от переползаний колени и локти, обожженая о раскаленный от долгой стрельбы ствол автомата ладонь. Постоянное чувство жажды, нормируемая, выдаваемая в пластиковых бутылках вода, с риском доставляемая постоянно обстреливаемыми колоннами грузовиков с американских судов, стоящих в Персидском заливе. Мосул, Ирак, год две тысячи третий. Город, в любой момент готовый огрызнуться автоматными очередями, выстрелами ручных противотанковых гранотометов, пусками ракет по их, американским вертолетам, наконец просто глыбой цемента или кирпичом, запущенным с крыши трехэтажного дома по пятнистой солдатской каске.

 http://www.russdom.ru/oldsayte/2006/200606i/20060626.shtml 



Капитан припоминал лекцию по введению в арабскую бытовую культуру, прослушанную им еще в Америке, в прошлом году, когда вторжение только подготавливалось... Войдя в дом, прежде чем сесть на ковер, надо обязательно снять обувь... Искать раковину, чтобы помыть руки перед едой, не обязательно, гостю принесут воду в узкогорлом кувшине и тазик, сольют на руки и предложат полотенце. Лучшим блюдом из барашка считается  долго тушеный со специями до мягчайшего состояния кусок мякоти, прилегающей к верхней части бедренной кости. Исполнительницам танца живота можно в знак восхищения засунуть деньги за набедренную повязку, но не лапать и особо к телу не прикасаться... Shit! Дерьмо! Дерьмо, дерьмо и еще раз дерьмо!. Усилием воли капитан заставил выбросить из головы не относящиеся к сегоднящней операции мысли. Мы здесь, а значит мы победим! Чтобы не наворотили политики и командование! Армия – иерархическая организация, в том и заключается ее сила, что приказы не обсуждаются и обязательны к исполнению.

   Вполуха капитан прислушался к спору солдат, сгрудившихся на задних сиденьях бронетранспортера. Как всегда умничал Джон, выпускник привелигированного университета из Новой Англии, завербовавшийся в спецназ в романтическом порыве сразу после терактов 11 сентября. В будущем, капитан не сомневался, служба в армии станет для Джона лучшим трамплином для политической карьеры. Если только он, да и все они, доживут до этого самого будущего...

-          А я говорю, что мы неправы, отказываясь признавать за захваченными в плен иракскими боевиками статус военнопленных. Я ненавижу их так же, как любой из Вас, стреляю по ним при каждой подвернувшейся возможности. Но мы не правы отказываясь соблюдать требования Женевской конвенции по отношению к противнику.

Не обращая внимание на хмыканье и недовольные реплики других солдат, Джон продолжал. – Большинство повстанцев в прошлом служили в Иракской армии и полиции, ведь так? Значит они, как военнослужащие любой страны, давали присягу и обещали защищать свою Родину. Формально Ирак, то есть режим Саддама Хусейна, не капитулировал, значит верные присяге  солдаты и офицеры обязаны продолжать сражаться, и потому захваченные в плен  заслуживают статус военнопленных.

   “Да, быть Джону в Вашингтоне!” – подумал капитан и невесело усмехнулся. – “Ну вот, и с юридической точки зрения мы кругом не правы...” Впрочем как раз в этом, после сегодняшней операции, дела можно поправить. Значительную часть повстанцев составляли  в прошлом бойцы “Феддаинов Саддама”, нерегулярной милиции, созданной младшим сыном Хусейна Кусеем из молодых инициативных смельчаков, они же оказали наиболее упорное сопротивление в начальный период вторжения. Значит, если удастся захватить живьем Кусея и заставить его подписать приказ о капитуляции “Феддаинов Саддама”, а заодно и возглавляемых им гарнизонов Багдада и Тикрита, повстанцы должны сложить оружие.  В отношении неподчинившихся с юридической точки зрения наши методы станут безупречными. Да и Удея надо заставить подписать капитуляцию ранее руководимых им охранных отрядов. Ну что ж, ради этого стоили постараться!

   Местонахождение Кусея и Удея выдал предатель – бизнесмен, в доме которого они скрывалсь. Выдал за деньги - за голову каждого из сыновей Саддама американская оккупационная администрация обещало по 15 миллионов долларов.

   В 9 утра, 22 июля 2003 года бизнесмен покинул свой дом и подал условный знак американцам. Спецназ 101 авиадесантной дивизии устремился на штурм2.

   План операции был прост. Проносящиеся на большой скорости по улице патрулирующие американские броневики были привычны в Мосуле и подозрения не вызывали. Но на сей раз у нужного дома бронетранспортеры должны были остановится и на штурм устремиться спецназ. Удея и Кусея было приказано взять по возможности живыми.

   Никто не ожидал что по вышибившим дверь и бегущим по лестнице спецназовцам в упор ударят автоматные очереди. Унося четырех тяжелораненных, яростно отстреливаясь и бросая гранаты, американцы покунули здание. Всех раненых, в том числе получившего пулевое ранение в голову, еще дышащими успели эвакуировать в госпиталь. Теперь даже если кто-нибудь из них и умрет, к боевым потерям отнесен не будет, и не испортит статистику проведения операции.

   От бизнесмена удалось выяснить, что помимо сыновей Хусейна в здании находиться только 14-летний сын Кусея Мустафа и один охранник. Дальнейшие события развивались по стандартному сценарию. Переводчик спецназовцев проорал в громкоговоритель предложение сдаться, гарантируя жизнь. Сообщил, что дом окружен и сопротивление бесполезно. В подтверждение его слов более дюжины броневиков выдвинулись так, чтоб их было видно, на позиции прямой наводки вокруг здания, над крышей зависли вертолеты. В соседних домах засели снайперы. Двести спецназовцев, не считая сил поддержки, против четырех, один из которых мальчишка. К тому же двадцать первый век не времена мушкетеров, нападающие вооружены не только клинками.

   Дом молчал, но недолго. В борт неловко сманеврировавшего бронетранспортера угодила подствольная граната. В тот же миг вся округа окрысилась огнем. Стреляли все 200 спецназовцев, пуль не считал никто, кроме того по дому лупили из гранотометов. Перекрывая другие звуки, тяжело ухнули два мощных разрыва – по второму этажу, где скрывались сыновья Хусейна, шмальнули  противотанковыми ракетами бронетранспортеры. Из дома отвечали редкими автоматными очередями.

 Стрелковая дуэль продолжалась без перерыва почти полтора часа. Тогда  американцы решили ввести в бой вертолеты, осыпавшие дом градом ракет и  очередями из скорострельных пушек. Ответный огонь прекратился.

   На сей раз на штурм устремился спецназ Дельта. Со скрытым злорадством капитан наблюдал как эти умники, напоровшись на автоматные очереди, перебежками и переползанием ретируются под защиту бронетранспортеров.

   В следующую минуту на дом обрушился огенный шквал. Капитан насчитал более десяти пусков ракет бронетранспортерами, раз за разом ложились в боевой разворот и били из всех видов оружия по второму этажу вертолеты. Солдаты, выживание которых в следующем штурме зависило от возможности сейчас убить противника, выпустили по окнам все имевшиеся заряды гранотометов.

   Но еще полтора часа из клубов пыли, дыма и пламени, окутавших дом, по американцам хлестали очереди из Калашниковых.

-          Что у них, по три жизни, пули и осколки их не берут? – недоумевали янки.

   Устало опершись на автомат, капитан высунулся из-за укрытия. Над полуразрушенным домом танец живота исполняли грязно-белые клубы дыма и пыли. Сколько таких картин капитан уже  видел в Ираке, и сколько увидит еще... В следующую секунду в наушниках прозвучал приказ ворваться в здание.

   В час двадцать один пополудни, из-за баррикады, перегородившей ведущую на второй этаж лестницу, по американцам вновь хлестанула автоматная очередь. В комнату, из которой стреляли, солдатам удалось кинуть гранаты...

   Впоследствии оказалось, что к тому времени изрешеченные осколками Удей, Кусей и охранник были мертвы. Стрелял четырнадцатилетний внук Саддама Мустафа. Когда американцы ворвались в комнату, Мустафа был без сознания, но еще дышал, рука мальчишки намертво впилась в белый от пыли Калашников, с расщепленным осколками прикладом. На спине щуплой фигурки быстро набухала кровью  защитная гимнастерка. Брать мальчишку в таком состоянии в плен было нельзя, если его фотографии попадут к журналистам, будет беда. Вся мировая общественность, отвлекшись ненадолго от жрачки, пойла, секса и Рок-н-Ролла, начнет размазывать сопли и слезы о раненом подростке. Кивнув своему бойцу, капитан вышел из комнаты. Вскоре сзади громыхнула одиночная автоматная очередь. Все, задание командование выполнено.  God Bless America! (Господь, благослови Америку!)

    На лестнице, у баррикады, упав на колени и не обращая внимание на окружающих, молился Джон, которому пуля попала в  защитный шлем из кевлара и срикошетила в сторону. Save Our Souls3 (Спаси Наши Души) – различил капитан прерываемые всхлипываниями бормотание Джона.

 

  1. Подробности штурма изложены автором на основе статьи в газете Нью-Йорк Таймс от 24 июля 2003 года, страница А10. Статья называется “Верные свергнутому режиму иракцы протестуют после смерти сыновей Саддама, взрыв убил одного и ранил шестерых американских солдат”.




Запись опубликована www.vgil.ru. You can comment here or there.


Tags: literaturascor, ливия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments